среда, 26 октября 2011 г.

Н.А.Ивницкий Голод 1932-1933 годов в СССР 8/10

Н . А . И В Н И Ц К И И
Секретарь Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) Б.П.Шеболдаев заявил: «Огромное значение имеет указание т. Сталина о том, что классовая борьба проходит в новых условиях, что классовая борьба ведется врагом новыми методами, которые в основном характеризуются саботажем, вредительством. Я это говорю потому, что мы у себя на Северном Кавказе в этом убедились на практике. Именно нам Центральный Комитет вынужден был указать на то, что саботаж, организованный кулачеством на Кубани, требует особых и специальных мероприятий... С ленинской прозорливостью наш ЦК и т. Сталин уловили политическое существо того, что происходило, вернее, еще только наметилось, в колхозах и станицах Кубани, и быстро мобилизовал нашу организацию в наступление против классового врага»'.
Секретарь крайкома ВКП(б) Казахстана Ф.И.Голо-щекин говорил: «Те итоги, те огромные сдвиги, которые дает проведение пятилетки в Казахстане, являются ярким показателем, как на основе разрешения основных задач пролетарской диктатуры в Союзе одновременно, попутно разрешается задача в отношении бывших угнетенных национальностей, являются ярким показателем правильного последовательного проведения национальной политики нашей партии.
...Коллективизацией охвачено у нас до 60% бедняцко-середняцкой части населения... На базе этой коллективизации проведена политика ликвидации кулачества и байства как класса.
...Мы входим во вторую пятилетку укрепленными — мы путь нашли. ЦК нам очень сильно помогает, очень внимательно относится к задачам Казахстана»2.
Все выступавшие на пленуме, говоря о недостатках работы в деревне, о трудностях заготовок 1932 г., основной акцент в своих выступлениях делали на обострении классовой борьбы, саботаже и вредительстве кулацких и других «контрреволюционных элементов» в колхозах.
1 Там же. Вып. I. С. 81, 82-83.
i88
ХЛЕБОЗАГОТОВКИ 1 932/33 г
Говорил об этом и секретарь ЦК ВКП(б) П.П.Постышев. Однако, в отличие от других, он считал, что нельзя всю вину за провалы в сельском хозяйстве сваливать на кулака: «...Нечего тут прятаться за спину кулака, тем более, что и спина у него теперь не такая уж широкая как раньше. Тем, что мы будем кричать, что кулаки, вредители, офицеры, петлюровцы и т. п. элементы срывают уборку или саботируют хлебозаготовки, этим мы положение не изменим. А мы где?
Надо самим взять на себя организацию, управление, повседневное руководство этими крупнейшими хозяйствами, и тогда деятельность антисоветских элементов будет парализована»'.
11 января 1933 г. на объединенном пленуме ЦК И ЦКК ВКП(б) с речью «О работе в деревне» выступил Сталин.
Главный недостаток работы в деревне в 1932 г. он видел в том, что хлебозаготовки прошли с большими трудностями, чем в 1931 г. «Объяснить это плохим состоянием урожая никак нельзя, — говорил он, — потому что урожай у нас в этом году не хуже, а лучше, чем в прошлом году. Никто не может отрицать, что валовый сбор хлебов в 1932 г. был больше, чем в 1931 г., когда засуха в пяти основных районах Северо-Востока СССР значительно сократила хлебный баланс страны. Конечно, мы и в 1932 г. имели некоторые потери урожая на Кубани и Тереке, а также в некоторых районах Украины. Но не может быть сомненья в том, что эти потери не составляют и половинной доли тех потерь, которые имели место в 1931 г. в силу засухи в северо-восточных районах СССР. Стало быть, в 1932 г. хлеба у нас было в стране больше, чем в 1931 г. И все же, несмотря на это обстоятельство, хлебозаготовки прошли у нас в 1932 году с большими затруднениями, чем в предыдущем году»2.
Но Сталин, мягко говоря, лукавил, утверждая, что в 1932 г. урожай был выше, чем в 1931 г. Об этом свидетельствуют следующие факты. В 1931 г., по данным докладной
189
Н.А.ИВНИЦК И Й
записки начальника ЦУНХУ В.В.Осинского и его заместителя С.В.Минаева Сталину и Молотову (29 мая 1932 г.), валовый сбор хлебов составлял 683,7 млн ц, а не 694,8 млн, как утверждал Сталин на XVII партийном съезде. В 1932 г., по данным статистического сборника «Сельское хозяйство СССР. Ежегодник 1935 г.», валовый сбор исчислялся в 508,8 млн ц, а не 698,7 млн ц. Эта цифра, названная Сталиным, и вошла в литературу1.
И еще на одно обстоятельство следует обратить внимание. Основную долю товарного хлеба давали не северо-восточные районы СССР, а южные и центральные зерновые. Украина и Северный Кавказ давали 50% заготовляемого хлеба, в то время как все восточные районы — не более 16%. Но даже заготовленного в 1932/33 г. зерна хватило бы, чтобы избежать голода, если бы соблюдался принцип материальной заинтересованности колхозов и колхозников, крестьян-единоличников в результатах своего труда, что предлагали в свое время Я.Э.Рудзутак, С.В.Косиор, М.М.Хатаевич.
Сталин все трудности и провалы работы в деревне свел к «проискам классового врага», непониманию деревенскими работниками «новой обстановки в деревне», «переоценили колхозы как новую форму хозяйства и недооценили роли и ответственности коммунистов в деле колхозного строительства», «в деле хлебозаготовок».
Не потому ли Сталин и его ближайшее окружение — Молотов, Каганович, Микоян и другие — сосредоточили основное внимание на репрессивно-принудительных мерах воздействия на крестьян?
1 Там же. С. 320; Трагедия советской деревни... Т. 3. С. 337.
Глава пятая
Голод 1932-1933 годов
В1932-1933 гг. на огромной территории с населением более 50 млн человек разразился страшный голод. Он охватил почти всю Украину, Северный Кавказ, южные районы ЦЧО и Урала, Поволжье, Западную Сибирь и Казахстан, т. е. практически все зерновые районы СССР. В отличие от голода 1921-1922 гг., который был результатом сильнейшей засухи в Поволжье и некоторых районах центрально-черноземной полосы и Украины, голод 1932-1933 гг. явился следствием сталинской антикрестьянской политики в деревне в начале 1930-х годов. Если о голоде 1921-1922 гг. было широко известно как в нашей стране, так и за рубежом, публиковались материалы в периодической печати, создавались различные общественные и государственные организации помощи голодающим, в том числе и зарубежные (Центральная комиссия помощи голодающим при ВЦИК— ЦК помгол, Американская администрация помощи (АРА), Международная организация Ф.Нансена и др.), то о голоде 1932-1933 гг. мы не найдем ни одного упоминания не только в то время, но и в последующие годы.
Когда в феврале 1933 г. американские журналисты посетили Северный Кавказ и написали о голоде на Кубани, И.В.Сталин написал В.М.Молотову и Л.М.Кагановичу возмущенную записку:
«Не знаете ли, кто разрешил американским корреспондентам в Москве поехать на Кубань?
Они состряпали гнусность о положении на Кубани (см. их корреспонденции). Надо положить этому конец и воспретить этим господам разъезжать по СССР. Шпионов и так много в СССР».
!9!
Н.А.ИВНИЦКИЙ
На что Молотов и Каганович на записке Сталина написали: «Это безобразное дело. Надо обсудить в ЦК»1.
О голоде запрещено было писать. Это был поистине «совершенно секретный» голод!
О голоде 1932-1933 гг. в советской печати впервые упоминалось в 1940 г. в статье М.А.Шолохова в сборнике статей, изданном в связи с 60-летием Сталина. Шолохов писал, что в 1933 г. на Северном Кавказе (Азово-Черно-морский край) враги народа под видом борьбы с саботажем в колхозах лишили колхозников хлеба. «Весь хлеб, в том числе и выданный авансом на трудодни, был изъят. Многие коммунисты, указывавшие руководителям края на неправильность и недопустимость проводимой ими политической линии, были исключены из партии и арестованы.
В колхозе начался голод...»2.
Однако вина за это возлагалась на краевое руководство (Б.П.Шеболдаев в 1937 г. был осужден и расстрелян. В 1956 г. реабилитирован).
В том же 1940 г., 9 сентября, на совещании в ЦК ВКП(б) в связи с обсуждением кинофильма «Закон жизни» А.Авдеенко И.В.Сталин признал, что «у нас, например, миллионов 25-30 голодало, хлеба не хватало, а вот теперь стали жить хорошо»3. Но ни причин голода, ни его виновников он не назвал, а его речь, как и упоминание о голоде, в печати не публиковалось. Потребовалось более полувека, чтобы о голоде 1932-1933 гг. стали говорить и писать.
Вообще-то голод локального характера в конце 1920-х — начале 1930-х годов был постоянным спутником советской деревни и небольших городов. Провозглашение курса на коллективизацию XV съездом ВКП(б) (декабрь 1927 г.), введение чрезвычайных мер во время хлебозаготовок 1928-1929 гг. резко ухудшили экономическое положение деревни, наступление на зажиточную часть
ГОЛОД 1 932- 1 93 3 ГОДОВ
крестьянства — все это привело к обнищанию деревни и в конечном счете к страшному голоду в зерновых районах Советского Союза.
Очевидец голода 1932-1933 гг. писатель Василий Гроссман в произведении «Все течет...» писал, что люди умирали всю зиму 1932/1933 г., но особенно массовый голод наступил весною 1933 года: «Когда снег стаял, начался настоящий голод. Люди ходили с отекшими лицами, ногами и вздутыми животами... Теперь они ели все подряд. Они ловили мышей, крыс, воробьев, муравьев, земляных червей. Они перемалывали в муку кости, а также кожу и подметки; они нарезали старую кожу и мех и делали из них лапшу, варили клей. Когда выросла трава, они стали выкапывать корни, ели листья и почки. В ход шло все, что можно: одуванчику, лопухи, колокольчики, ивняк, крапива...».
К этому людей привела сталинская политика в деревне.
И.В.Сталин надеялся путем коллективизации сельского хозяйства решить зерновую проблему, остро вставшую в 1928-1929 гг., и обеспечить победу социалистического строительства в нашей стране. Опыт хлебозаготовок 1928-1929 гг. показал, что заготовки хлеба в колхозах и совхозах проходили легче, чем в индивидуальных крестьянских хозяйствах, число которых в то время превышало 25 миллионов. А поскольку на пути решения этой задачи стояла зажиточная часть крестьянства — кулачество, которое являлось конкурентом колхозов в производстве сельскохозяйственных продуктов, то в конце 1929 г. Сталин провозгласил лозунг ликвидации кулачества как класса на основе сплошной коллективизации. Поэтому не случайно ликвидация кулацких хозяйств началась в зерновых районах страны — на Украине, Северном Кавказе, Поволжье, ЦЧО и др.
193
192
Н.А.ИВНИЦКИЙ
Украина
Кначалу 1930 г. на Украине, по данным С.В.Косиора, насчитывалось 5,3 млн крестьянских хозяйств, т. е. примерно пятая часть хозяйств, имевшихся в то время в СССР1.
Валовый сбор зерновых в 1930 г. составлял 1390,8 млн пудов, хлебозаготовки 475,8 млн (34,2%); в 1931г. валовый сбор — 1079,7 млн пудов, хлебозаготовки — 420,9 млн (39,0%), а в 1932 г. соответственно: 780,8 млн и 408,7 млн пудов (52,3%)2. За три года (1930-1932) валовый сбор зерна на Украине уменьшился почти в два раза, а процент изъятия хлеба увеличился в полтора раза.
Ясно, что это привело к так называемым «продовольственным затруднениям», а затем — к массовому голоду. Первые известия об этом появились уже в 1931 г. И.В.Сталин вынужден был признать, что в результате «ошибок» в хле-бозоготовках ряд районов Украины оказался в состоянии разорения и голода. Об этом же свидетельствуют и многочисленные документы архивов. Вот один из них: письмо учеников Печерской школы Брацлавского района Винницкой области в ВУЦИК от 1 ноября 1931 г.:
«Дорогие наши руководители!
Мы, ученики Печерской школы..., просим у вас помощи, так как мы пропадаем от голода. Нам надо учиться, а мы от голода не можем ходить. Единоличники и колхозники — все пухнем от голода, так как работать не можем, а хлеб дают только тем, кто имеет трудодни. Скоро приближаются октябрьские праздники, нам нужно радоваться, а у нас от голода в глазах померкло, желудок болит от того мусора («см1ття»), которое мы сейчас едим... Об одежде и обуви мы уже молчим, а просим не губить нас голодом. Мы надеемся, что Советская власть не даст нам погибнуть...» (Далее следуют 10 подписей учеников)3.
194
ГОЛОД 1 9 .'5 2 - 1 9 3 3 ГОДОВ
26 декабря 1931 г. колхозники артели «Свободный Октябрь» Новоархангельского района Одесской области жаловались председателю ВУЦИК Г.И.Петровскому, что в связи с тем, что был изъят весь хлеб, в том числе и выданный на трудодни, все село стало пухнуть от голода. Люди стали употреблять в пишу павших лошадей. Местные власти угрожали жалобщикам, что их арестуют и вышлют из села. «Просим проверить наш сельсовет, — писали колхозники, — и выявить наших врагов, которые довели нас до голодной смерти»1.
16 июня 1932 г. спецкор газеты «За пищевую индустрию» Ковалев в докладной записке наркому земледелия Я.А.Яковлеву сообщал о положении в Винницкой области, в частности в Уманском и Бабанском районах. «В этих районах сейчас подлинный голод, — писал он, — в Уманском районе из 39 сел голодает 36; в в Бабанском — весь район.
Голод в этих районах — результат совершенно механического проведения хлебозаготовок, изъятие не только хлебных излишков, но всего хлеба «под метелку», имевшегося как в колхозном, так и в единоличном секторах, вплоть до семян». В Уманском районе продовольственных культур — хотя бы мизерных — нет. Район потерял половину живой тягловой силы — из 14 тыс. рабочих лошадей осталось менее 8 тыс. «Остальных порезали и поели. Коров осталось от 15 тыс. голов только немногие десятки на район, остальных поели... Овец поели, кур поели.
Села и деревни пусты. Нельзя услышать даже собачьего лая, ибо собаки уничтожены — съедены. Вырывали павших лошадей и тоже ели»2.
Дошло до того, что один колхозник убил своего двухлетнего ребенка, сварил и съел его. Есть случаи, писал корреспондент, что убивали детей из-за того, что нечем прокормить. Когда началась зелень, все набросились на нее, варили и ели и, конечно, умирали. От голода ежедневно умирали люди — за май умерло в Умани 400 человек, т. е.
1 Там же. С. 374.
2 Трагедия советской деревни... Т. 3. С. 388-389.
195
Н.А.ИВНИЦКИЙ
столько, сколько за весь 1931 г. Опухло от голода свыше трети населения'.
А в это время (июнь 1932 г.) в Харькове проходила III конференция КП(б) Украины, обсуждавшая итоги ве-сенне-посевной, хлебозаготовительной (1931/32 г.) и уборочной кампаний и задачи организационно-хозяйственного укрепления колхозов. Говоря о трудностях и ошибках в уборочной и хлебозаготовительных кампаниях, С.В.Косиор свел их в основном к неудовлетворительному руководству партийной организации Украины.
У нас в хлебозаготовительной кампании, говорил он, было допущено много ошибок, перегибов и недостатков: «Но что и кто тут виноват? Или план хлебозаготовок, или неправильное руководство, плохая работа нашей партийной организации?» Попытки объяснить все серьезные провалы нашей работы планом хлебозаготовок нужно решительно отбросить, осудить, ибо «это не что иное, как капитуляция перед трудностями и сползание на позиции враждебных элементов, на антипартийный путь»2.
Развивая тезис об обострении классовой борьбы в деревне, о контрреволюционном кулацком влиянии в колхозах, Косиор говорил: «Всяческие контрреволюционные элементы, кулачество, подкулачники, пролезшие в колхозы, используя ошибки прошлого года, проводят теперь борьбу против скирдования хлеба, распространяют всяческие слухи, агитируют за расхищение хлеба»3.
О том, что на Украине уже начался голод, Косиор ничего не сказал.
Это и понятно. Накануне конференции он писал Сталину: «У нас есть отдельные случаи и даже села, которые голодают, однако это лишь следствие местного головотяпства, перегибов, особенно в отношении колхозов. Всяческие разговоры о «голоде» на Украине следует категори
196
ГОЛОД 1 932-1 9 3 3 ГОДОВ
чески отбросить»'. И это вопреки тому, что председатель ВУЦИК Г.И.Петровский просил С.В.Косиора, чтобы он в связи с тяжелым продовольственным положением в Днепропетровской, Одесской, Харьковской, Киевской и Винницкой областях сообщил об этом в Москву в ЦК ВКП(б) и ходатайствовал о прекращении хлебозаготовок на Украине2.
Принимавшие участие в партийной конференции В.М.Молотов и Л.М.Каганович решительно потребовали выполнения плана хлебозаготовок во что бы то ни стало. «Вы должны, — говорил Каганович, — подготовить и развернуть работу, чтобы полностью выполнить план хлебозаготовок, решительно переборов все и всяческие демобилизационные и капитулянтские, правооппортунис-тические настроения в хлебозаготовках»3.
Так же решительно был настроен и Молотов. Выступая на III партийной конференции в Харькове, он сказал, что надо «дать решительный отпор антибольшевистским попыткам», провалы в работе объяснять напряженным планом хлебозаготовок4.
И «отпор» был дан. Только в одной Донецкой области с сентября 1932 г. по апрель 1933 г. осуждено 9286 человек, в том числе 3461 единоличник, 1636 колхозников, 1560 «нетрудовых элементов», 552 служащих, включая партийно-советских работников. К высшей мере наказания приговорено 300 человек, остальные — к различным срокам лишения свободы. А в это время десятки районов Донецкой области, многие тысячи крестьян голодали и умирали. По данным ГПУ, в 21 районе (из 43) зарегистрировано более 10 тыс. голодающих семей (50-60 тыс. человек). Умерло в селах области в 1932 г. свыше 40 тыс. человек, а за первую половину 1933 г. — около 54 тысяч. Для сравнения укажем, что за этот же период 1934 г. умерло 10,5 тыс. че-
1 Ивницкий Н.А. Репрессивная политика Советсткой власти... С. 290.
2 Там же. С. 291.
3 Третя конференщя КП(б)У. С. 256.
!97
Н.А.ИВНИЦКИЙ
ловек1. Значит, в первой половине 1933 г. от голода умерло не менее 43-44 тыс. человек.
А голод охватывал все новые и новые районы (Киевская, Харьковская, Винницкая, Днепропетровская, Одесская, Автономная Молдавская республика). Одним словом, голодала почти вся Украина. Сведения о «продовольственных затруднениях» и голоде фиксировались органами ГПУ Украины и передавались в ЦК КП(б)У, а также в Москву- в ОГПУ, ЦК ВКП)б), СНК СССР. Несмотря на это, хлебозаготовки продолжались.
Репрессии усиливались. 22 января 1933 г. ЦКВКП(б) и СНК СССР принимают написанную Сталиным директиву о запрещении массового выезда голодающих крестьян из Украины и Северного Кавказа: «До ЦК ВКП(б) и Совнаркома дошли сведения, что из Кубани и Украины начался массовый выезд крестьян «за хлебом» в ЦЧО, на Волгу, Московскую обл., Западную обл., Белоруссию. ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР не сомневаются, что этот выезд крестьян, как выезд из Украины в прошлом году, организован врагами Советской власти, эсерами и агентами Польши с целью агитации «через крестьян» в северных районах СССР против колхозов и вообще против Советской власти. В прошлом году партийные, советские и чекистские органы Украины прозевали эту контрреволюционную затею врагов Советской власти. В этом году не может быть допущено повторение прошлогодней ошибки»2.
В связи с этим ЦК и СНК предписывали:
1. Крайкому, крайисполкому и ПП ОГПУ Северного Кавказа не допускать массового выезда крестьян в другие края и выезд за пределы края из Украины.
2. ЦК КП(б)У, Укрсовнаркому Балицкому и Реденсу (ГПУ Украины) не допускать массовый выезд крестьян из Украины в другие края и въезд на Украину из Северного Кавказа.
1 Голодомор 1932-1933 в Украиш: причини и насгпдки. Кшв, 1995. С. 135, 139-140.
2 РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 45. Л. 109.
198
ГОЛОД 19 32-1933 ГОДОВ
3. ПП ОГПУ Московской обл., ЦЧО, Западной обл., Белоруссии, Нижней и Средней Волги арестовывать пробравшихся на север «крестьян» Украины и Северного Кавказа и после того, как будут отобраны «контрреволюционные элементы», водворять остальных в места их жительства.
4. Транспортному отделу ОГПУ (Прохорову) дать соответствующее распоряжение по системе ТО ОГПУ1.
Не от хорошей жизни, а в поисках куска хлеба сотни тысяч крестьян отправлялись в другие края. За полтора месяца после принятия директивы ЦК и СНК органами ОГПУ было задержано 219460 человек, в том числе на Украине 37944 человека, в ЦЧО — 43965, на Северном Кавказе — 47217, в Поволжье — 11222, в Западной области— 5115, в Закавказье — 7032, в Белоруссии — 1477 человек. Кроме того, на железнодорожных станциях и вокзалах задержано 65 234 человека. Возвращено на прежнее место жительства 186 588 человек, привлечено к судебной ответственности — 9385 человек, осуждено — 2823 , «отсеяно» — 9282, заключено в фильтрационные лагеря — 10 657 человек и т. д.2 В числе задержанных крестьян, по признанию органов ОГПУ, основную массу (86,4%) составляли голодающие в поисках хлеба.
В январе 1933 г., после пленума ЦК и ЦКК ВКП(б), в связи с неудовлетворительным ходом хлебозаготовок были освобождены от обязанностей секретари Харьковского, Днепропетровского и Одесского обкомов партии, назначены секретарем ЦК и Харьковского обкома партии Украины П.П.Постышев, третьим секретарем ЦК — Н.Н.Попов, в феврале — председателем ГПУ Украины В.А.Балицкий (вместо С.Ф.Реденса) и др. назначения.
Зимой 1933 г. голод принял массовые масштабы. Поданным 42 районов Киевской области, к весне 1933г. голодало 205,8 тыс. человек, умерло 12,8 тыс., зарегистрировано 137 случаев людоедства и трупоедства. Особенно пострадали от голода Белоцерковский, Володарский, По-
*99
Н.А.ИВНИЦКИЙ
пельнянский, Ракитянский, Сквирский, Ставищанский районы, в которых голодало в 211 населенных пунктах 66 592 человека, в том числе 35 337 детей, опухших и больных— 40032, умерло 7713 человек, зарегистрировано 76 случаев людоедства и трупоедства1.
8 февраля 1933 г. Политбюро ЦК КП(б)У приняло постановление «О случаях голодания в деревне и мелких городах», подписанное С.В.Косиором и посланное в ЦК ВКП(б), в котором говорилось: «ввиду имеющихся случаев голодания в отдельных мелких городах и отдельных семей колхозников — предложить областкомам и облисполкомам не оставлять ни одного такого случая без принятия немедленных мер к локализации, обратив при этом особое внимание на проверку того, нет ли в этом или ином, случае спекуляции или провокации» (выделено нами. — Авт.). В этих целях предлагалось областям принять меры к выявлению продовольственных ресурсов внутри колхозов, районов, городов и областей, и в 7-дневный срок представить В.Я.Чубарю (СНК УССР) данные об изысканных внутренних ресурсах и о той дополнительной помощи, которую необходимо оказать в централизованном порядке2.
При анализе этого документа следует обратить внимание на следующие обстоятельства. Во-первых, на то, что, несмотря на массовый характер голода на Украине, в постановлении ЦК КП(б)У признаются отдельные случаи голодания в деревне и мелких городах. Во-вторых, предлагается местным властям принять меры к изысканию продовольственных ресурсов внутри колхозов, районов, городов и областей, хотя эти ресурсы в подавляющем большинстве случаев были уже исчерпаны.
В принятом 10 февраля 1933 г. постановлении Днепропетровского обкома КП(б)У уже более определенно говорилось о мерах борьбы с голодом. В директиве обкома секретарям райкомов и председателям райисполкомов
ГОЛОД 1932-1933 ГОДОВ
прямо упоминаются факты опухания от голода и даже голодной смерти в Межевском, Акимовском, Ново-Васильевском и других районах области. «Проверкой ГПУ установлено, — признается в секретной директиве, — что были случаи голодной смерти колхозников, имеющих большое количество трудодней (500-600 и более)...
Обком считает совершенно недопустимым и позорным для нас, когда гибнут от голода колхозники-активисты, которые честно работали в колхозе и выработали большое количество трудодней. Оставление без хлеба таких колхозников могло произойти только в результате извращений, допущенных в данных колхозах при хлебозаготовках и при распределении между колхозниками натуральных авансов».
Обком обязывал райпарткомы и райисполкомы найти внутри колхозов и районов «необходимое количество хлеба, чтобы этих колхозников, если действительно не осталось хлеба, накормить».
Правда, далее в директиве предлагалось этих колхозников привлечь в первую очередь к работе по вскрытию ям с запрятанным хлебом, с тем, чтобы за счет тех 10-15% обнаруженного спрятанного хлеба, который выдается тем, кто его обнаружил, они могли себя обеспечить продовольствием. «Каждый факт и сообщение об опухании, голодных смертях колхозников и единоличников вы обязаны немедленно тщательно проверять, твердо помня при этом, что классовый враг раздувает всякие слухи, что он пытается организовать колхозников и единоличников на то, чтобы они обращались с просьбой об оказании помощи от государства, что кулак распространяет слухи о голоде, об опухании, смертях от голода и что это есть один из методов кулацкой контрреволюционной провокации»1.
Необходимо разоблачать «подобную кулацкую провокацию». Только в исключительных случаях обком за счет урезки фондов рабочего снабжения выделит ограниченное количество хлеба для оказания продовольственной помощи рабочим МТС, совхозов, партийному и беспар-
1 Трагедия советской деревни... Т. 3. С. 640-641.
201
200
Н.А. ИВНИЦКИЙ
тийному активу колхозов, а также отдельным районным работникам в тех случаях, когда они остались без хлеба, и нет на месте никакой возможности обеспечить их продовольствием.
В постановлении Днепропетровского обкома отмечалось, что ЦК ВКП(б) уже выделил 200 тыс. пуд. хлеба для оказания такой помощи, но ее не достаточно, поэтому предлагается в течение февраля-марта изыскать на местах еще 120 тыс. пуд.
Ввиду наличия случаев массовых заболеваний, связанных «с истощением от недоедания», обком обязывал об-лздравотдел разработать конкретные меры по оказанию медицинской помощи районам, где имеют место массовые заболевания (Ново-Васильевский и др. районы) и внести на утверждение бюро обкома.
К началу марта 1933 г. в Днепропетровской области голодом было поражено 35 районов (336 населенных пунктов), в которых голодало 16 211 человек, 1700 умерло от голода. О том, какое положение было в голодающих районах, можно судить по письму секретаря Мелитопольского райкома партии Днепропетровскому обкому КП(б)У от 12 марта 1933 г. Он писал, что из той продовольственной помощи, которую район получил от обкома, оказана помощь 427 остронуждающимся семьям колхозников (2108 человек). Но ее «хватит до двадцатых чисел марта». С каждым днем выявляется все большее количество остро нуждающихся (более 500 семейств колхозников) — 2-2,3 тыс. чел. Это не считая единоличников, среди которых «наибольшее количество смертельных случаев». «Чтобы кое-как продержаться до апреля месяца — необходимо 1 тыс. пуд. хлеба только для колхозников. Недавно (день назад) в с. Константиновка обнаружен случай людоедства. По данным ГПУ, единоличник А. «варил и ел мясо умершей своей матери, а затем — умершего ребенка, потом и сам умер». В том же селе из 47 смертельных случаев, 21 — от голода, в числе их — 10 детей. Еще больше случаев смерти от голода в с. Песчаном. 3 марта в городе подобрано 23 трупа крестьян, пришедших из Ново-Васильевки и др. районов. Из голодающих подобрано 122 человека, в больницу — 48
202
ГОЛОД 1932-1933 ГОДОВ
из них уже умерли. Особенно тяжелое положение с детьми. В 20 колхозах открыты детские ясли, в 13 других ясли готовы, но нет продуктов.
Секретарь Мелитопольского райкома партии Толстопят просил Хатаевича хотя бы 1 тыс. пуд. продовольственной помощи району.
На документе Хатаевич написал резолюцию о срочном выделении району 500 пуд. хлеба, а копии письма направил в ЦК ВКП(б) и ЦК КП(б)У.
Такое же положение было и в других районах Днепропетровской области. В Новопсковском районе, например, в с. Шапарское из 230 семей 190 «совершенно не имеют продуктов питания и голодают». В пищу употребляют «разные отбросы, падаль, мясо кошек и собак». Среди голодающих 570 человек было больных и опухших. 74 человека умерло, в том числе 38 детей. Голодали колхозники, выработавшие от 200 до 700 трудодней.
В Верхне-Тепловском районе в Краснооктябрьском и Больше-Черниговском сельсоветах голодала 291 семья колхозников (1335 человек) и т. д.2
Разумеется, главную ответственность за голод на Украине несет центральное партийно-государственное руководство во главе со Сталиным, но немалая доля вины за это лежит и на украинском руководстве — Косиоре, Чуба-ре, Постышеве, Хатаевиче и др.
Хатаевич, который в ноябре 1932 г. в полемике с Молотовым отстаивал принцип материальной заинтересованности колхозников в производстве зерна, и призывал заготавливать только товарный хлеб, в начале 1933 г. в письме в ЦК ВКП(б) писал, что «в облотделе ГПУ скопилось уже немало сообщений об отдельных фактах голодной смерти, опухания, отравления на почве употребления в пищу суррогатов. Я менее всего прихожу от этих фактов в расстройство. При наличии немалого количества разворованного хлеба у одних по области сейчас уже есть и будет его большая нехватка у других, которые мень
1 Там же. С. 651-655.
203
Н.А.ИВНИЦКИЙ
ше всего наворовали, или у которых сумели отобрать наворованное»1.
Смертность в начале 1933 г. возросла в два раза по сравнению с тем же периодом 1932 г., когда крестьяне тоже голодали. Чтобы избежать демографической катастрофы, Днепропетровский обком КП(б)У вынужден был ходатайствовать об оказании области продовольственной помощи. Из полученных более 800 тыс. пуд. рабочим МТС и совхозов было выделено 15 тыс. пуд., школам и детским садам — 15 тыс., рядовым колхозникам — 30 тыс., а колхозному активу — 750 тыс. пуд.
15 марта 1933 г. секретарь ЦК КП(б)У С.В.Косиор в докладной записке в ЦК ВКП(б) писал: «Дней через 7-8 в южных районах Степи начинается сев. В настоящее время наряду с сообщениями о ходе подготовки к севу из всех областей поступают сообщения о тяжелом продовольственном положении и с требованиями помощи». Поступавшие из разных источников сведения говорили о том, что особенно тяжелое положение к весне 1933 г. создалось в Днепропетровской области. По данным Косиора, 60% всех сведений о количестве голодающих и более 70% зарегистрированных случаев смертей приходилось на Днепропетровскую область. Из 49 районов 21 район считается особенно тяжелым. На втором месте по количеству сообщений о голодании стоит Киевская область, здесь особенно тяжелым считается 31 район (из 42). Здесь и в 1932 г. голодовки имели широкое распространение. В Винницкой области особенно тяжелых 17 районов, в Донецкой — 11, в Одесской — 14, Харьковской — 9 районов.
По регистрации ГПУ, голодом на Украине было охвачено 103 района. «Едва ли все эти цифры о количестве районов, — писал Косиор, — правильно отражают действительное положение дела»2. И в самом деле, в сводке ГПУ УССР от 12 марта сообщалось о 139 районах (738 населенных
1 Голод-геноцид 1933 року в Украгш: кторико-пол1тологич-ный анал1з соц1ально-демограф1чних та морально-психолипч-них наопдюв. Кшв; Нью-Йорк, 2000. С. 267.
2 Трагедия советской деревни... Т. 3. С. 656.
204
ГОЛОД 1 932-1933 ГОДОВ
пунктах), где голодало 11 067 человек. А в записке по прямому проводу Киевского областного отдела ГПУ заместителю председателя ГПУ УССР К.М.Карлсону приводились данные о голодающих в 42 районах области, 829 селениях, в которых голодало более 200 тыс. человек, свыше 60 тыс. больных и опухших и около 13 тыс. умерших. Но ведь на Украине в то время была не одна (Киевская) область, а 6 и одна автономная республика (Молдавская), где также свирепствовал голод!
О том, что сведения о количестве голодающих, опухших и умерших от голода неполные и неточные, отмечал и начальник Киевского облотдела ГПУ: «Приведенные цифры значительно уменьшены, поскольку райаппараты ГПУ учета... не ведут, а настоящее количество умерших нередко неизвестно и сельсоветам»1.
Дело в том, что 16 февраля 1933 г., когда многие тысячи крестьян умирали от голода, на места поступила директива: «Категорически запретить какой бы то ни было организации вести регистрацию случаев опухания и смерти на почве голода, кроме органов ГПУ»2. Сельсоветам было дано распоряжение при регистрации смерти не указывать ее причину. Более того, в 1934 г. поступило новое распоряжение: все книги ЗАГС о регистрации смертей за 1932-1933 гг. выслать в спецчасти, где они, вероятно, и были уничтожены. В Винницкой области случайно сохранились в четырех сельсоветах книги ЗАГС с записями о смерти. По подсчетам проф. И.Шульги, в этих сельсоветах умерло в 1933 г. 1193 человека3.
Всего в Винницкой области весной 1933 г. голодало не менее 121 тысячи человек, из них почти 107 тысяч опухли. В письме секретаря Брацлавского райкома партии в обком КП(б)У читаем: «Сейчас надо открыто сказать, что голодание имеет место в большинстве сел нашего района, а в отдельных селах смертность от голодания набрала массовый характер, особенно в таких селах: Скрицкое, Се-
205
Н.А.ИВНИЦКИЙ
менки, Зеньковцы, Самчинцы, Грабовцы, Волчок, Сильни-цы, Марксово, Вишковцы, Остапковцы и др. Есть случаи, когда колхозник выходит в поле на работу, там ложится и умирает»1.
К концу апреля 1933 г. в районе насчитывалось 7258 человек, нуждавшихся в немедленной продовольственной помощи (1115 человек опухших, многие из которых уже не поднимались), в то время как из района было изъято 398 025 пуд. зерна.
О тяжелом продовольственном положении колхозников, голоде в селах района сообщал в обком партии секретарь Теофипольского РК КП(б)У Березенко и просил оказать помощь. Рассматривавший по поручению первого секретаря Винницкого обкома партии В.И.Чернявского секретарь обкома И.М.Левензон докладывал: «...Чрезвычайно странно для меня то, что такой вопрос вообще выплыл. Я готов выслушать о Теофипольском районе что угодно, но только не заявление о голодании колхозников и просьбу о продовольственной помощи. Ничем иным, как политической близорукостью т. Березенко, приведшей его в состояние паники, нельзя объяснить его просьбы.
Заявление о голодании колхозников нужно отвергнуть, потому что:
1. ...Голодают лодыри, тунеядцы, немало энергии положившие для разложения колхозов, вырабатывавшие по 30-40 трудодней в год. Причем среди них есть даже и такие, у которых маленькие семьи.
2. Со всей решительностью заявляю, что голодающих таких «колхозников» очень мало и мало таких потому лишь, что сотни центнеров (пожалуй, больше, чем сотни) разбазарено колхозами для выдачи таким лодырям, рвачам, ворам.
...4. Только желанием замазать перед обкомом истинное положение вещей можно объяснить заявление т. Березенко о том, что голодание колхозников насчитывается в 20 колхозах»2.
1 Юность. 1990. № 12. С. 52.
2 33-й: голод. Народна книга-мемориал. Кит, 1991. С. 40-41.
206
ГОЛОД 1 932-1 933 ГОДОВ
Как видим, в замалчивании голода повинны и некоторые работники среднего (областного) звена. Но положение было настолько катастрофическим, что первый секретарь Винницкого обкома КП(б)У В.И.Чернявский вынужден был обратиться к С.В.Косиору: «В последнее время увеличилось число смертей, и не прекращаются факты людоедства и трупоедства. В некоторых наиболее пораженных голодом селах ежедневно до 10 случаев смерти. В этих селах большое количество хат заколоченных, а в большинстве хат крестьяне лежат пластом и ни к какому труду по своему физическому состоянию не пригодны...
Прошу вопрос о продовольственном положении нашей области срочно решить в тех минимальных размерах, о которых я пишу»1.
Чтобы представить положение голодных людей и в особенности детей весной 1933 г., приведем еще один документ, разысканный в архиве проф. И.Шульгой, — письмо ученика Сальницкой школы колхозной молодежи (Ка-линовского района Винницкой области) председателю сельсовета.
«Кузьма Петрович, — писал ученик 7-го класса. — Неделя как умер от голода отец. Мать лежит больная на печке и вся опухла. На мою долю выпало быть хозяином двора. Кроме меня осталось еще трое детей. Они опухли. Помогите чем можете. У нас сегодня на ужин не осталось и свеклы. Спасайте маму и детей. Мы вступим в колхоз. И я буду с мамой работать, чтобы обеспечить малых детей хлебом.
Не откажите, Кузьма Петрович. Неужели я семь лет учился, чтобы умереть голодной смертью?»2
Такая судьба постигла и тысячи других семей Винницкой области. Правда, позднее удалось убедить Сталина прекратить выкачку хлеба и оставить для области 9 тыс. пуд. хлеба на 121 тысячу голодающих (по килограмму на человека!), но это уже не спасло положение. Люди продолжали умирать.
207
Н . А . И В Н И Ц К И Й
8 сводке Донецкого областного отдела ГПУ от 9 марта 1933 г. сообщалось, что по материалам райаппаратов ГПУ «в ряде районов области продовольственные затруднения принимают угрожающие формы и размеры». За период с 27 февраля по 9 марта по 21 району (из 43) зарегистрировано 1008 голодающих семей, в том числе в Верхнетепловском районе 291 семья (1335 человек), Новопсковском— 190 семей (570 человек), Старобель-ском — 53 семьи (140 человек) и т. д. В пищу употребляются суррогаты, а также падаль животных. Имелись случаи людоедства. Только в двух селах — Шапарском и Целуй-ково — умерло от голода 103 человека, более 500 человек было больных.
9 марта 1933 г. секретарь Донецкого обкома партии С.А.Саркисов обратился в ЦККП(б)У с просьбой выделить продовольственную ссуду для области в размере 50 тыс. пудов'. Отпущено было, по словам Косиора, 40 тыс. пуд.
В первой половине 1933 г. смертность сельского населения составила 53 907 человек, т. е. в 5 раз больше, чем за тот же период 1934 г. (10484 чел.)2.
Голодали и умирали от голода и болезней сотни тысяч крестьян — колхозников и единоличников — и во всех других областях Украины.
Очевидец голода на Украине писатель Иван Стаднюк писал об этом времени:
«Голод — холодящее душу мрачное слово. Те, кто никогда не переживал его, не могут представить какие страдания приносит голод. Нет ничего страшеннее для мужчины — главы семьи, — чем чувство собственной беспомощности. Нет ничего ужаснее для матери, чем вид ее истощенных, изможденных детей, за время голода разучившихся улыбаться.
Если бы это длилось неделю или месяц, а то длилось месяцами, когда семье нечего было ставить на стол. Все сараи были чисто выметены, в деревне не осталось ни одной курицы, даже семена для кормовой свеклы были съедены...
' Трагедия советской деревни... Т. 3. С. 649-651. 2 Голодомор 1932-1933 pp. ... С. 139-140.
2о8
ГОЛОД 1 932- 1 933 ГОДОВ
Первыми от голода умирали мужчины. Потом дети. И позже всех — женщины. Но прежде чем умереть, люди часто теряли рассудок, переставали быть человеческими существами».
Смертность сельского населения Украины в 1933 г. в 4 раза превысила рождаемость, а в первой половине 1934 г. — в 1,5 раза, так как продолжали сказываться последствия голода 1932-1933 гг. Даже по косвенным данным, в 1933 г. смертность от голода составила 2,9 млн человек, а поскольку люди умирали и в конце 1932 г., и в первой половине 1934 г., то общие потери на Украине от голода начала 1930-х годов следует считать примерно 3,5 млн человек, т. е. более 10% проживающего в то время населения.
Северный Кавказ
Другим важнейшим зерновым районом являлся Северный Кавказ. Он вместе с Украиной давал почти 50% товарного хлеба.
Осенью 1932 г. в крае, как и на Украине, начался голод. Из 75 районов 48 зерновых района зимой 1932\33 г. голодали. В числе их было 20 районов на Кубани, 14 — на Дону, 13 — в Ставрополье и один — в Адыгейской автономной области. Десятки тысяч крестьян голодающих районов отправлялись в поисках хлеба в другие районы страны. После принятия ЦК ВКП(б) и СНК СССР директивы о запрещении массового выезда крестьян от 22 января 1933 г., Северо-Кавказский крайком партии 25 января по предложению. Б.П.Шеболдаева запретил сельсоветам и другим сельским организациям выдачу разрешений на выезд за пределы края, а также внутри края — в национальные области. Была запрещена продажа билетов на железнодорожном и водном транспорте без удостоверений сельсоветов и командировочных удостоверений, кроме станций крупных городов, где установлен особый контроль за выдачей билетов. В дополнение к действующим на железных дорогах заслонам ГПУ и опергруппам, закрывающим
год
Н.А.ИВНИЦКИЙ
выход за пределы края и внутри края, в национальные области, — увеличивалась численность заслонов и опергрупп для закрытия выходов на Украину, ЦЧО и Нижне-Волжский край. Взято было под контроль органами ГПУ и милиции и местного актива движение по грунтовым путям за пределы селений, граничащих с Украиной, ЦЧО, НВК и Закавказьем.
«Предупредить сельские партийные и советские организации, — говорилось в постановлении, — что всякое ослабление борьбы с бегством будет рассматриваться как прямое содействие срыву мероприятий партии и Советской власти на селе со всеми вытекающими отсюда последствиями»'.
В приложении к постановлению крайкома ВКП(б) определялась дислокация оперативных заслонов и опергрупп по борьбе с бегством на выходах из края в северных районах, внутри края и на выходах из края в Закавказье.
23 февраля 1933 г. крайком партии в одном из документов вынужден был признать факты «прямого голодания» в «отдельных» станицах края, в это время был уже массовый голод — в январе 1933 г. умерло от голода 17693 человека, в феврале — 25 049 человек. В 1932 г. в эти месяцы количество умерших составляло соответственно 8673 и 8140 человек, т. е. в три раза меньше.
Крайком по степени тяжести голода разделил районы на три категории: «особо неблагополучные», «неблагополучные» и «прочие». К первым отнесены 13 районов (10 районов Кубани, 2 — Ставрополья и один — Адыгеи). К неблагополучным — 20 районов, в том числе 6 кубанских, 7 донских, 7 ставропольских. Остальные («прочие») распределялись так: кубанских — 4, донских — 7, ставропольских — 4'.
В то время как крайком признавал «прямое голодание» в отдельных станицах, М.А.Шолохов писал И.В.Сталину: «Вешенский район (на Дону) идет к катастрофе. Скот в ужасном состоянии. Что будет весной — не могу предста
1 Там же. С. 115.
ГОЛОД 1932- 1 933 ГОДОВ
вить даже при наличии своей писательской фантазии... Большое количество людей пухлых. Это в феврале, а что будет в апреле, мае»'.
А в это время Сталин, выступая на Первом всесоюзном съезде колхозников-ударников (19 февраля 1933 г.), говорил, что «главные трудности уже пройдены, а те трудности, которые стоят перед вами, не стоят даже того, чтобы серьезно разговаривать о них... ваши нынешние трудности, товарищи колхозники, кажутся детской игрушкой»2.
И это говорилось тогда, когда многие тысячи колхозников голодали и умирали от голода!
Что касается февральского письма Шолохова Сталину, то 8 марта 1933 г. Политбюро ЦК ВКП(б) командировало М.Ф.Шкирятова в Вешенский район «для обследования причин тех недопустимых перегибов по линии хлебозаготовок, которые были допущены местными работниками и представителями краевых органов»3. Однако перегибы продолжались, а голод обострялся.
Начальник политотдела Ейской МТС в одном из донесений сообщал: «Состояние людей в январе 1933 г. (в момент организации политотделов. — Авт.) было жутким. За январь-апрель по ряду колхозов умерло от 365 до 290 человек. Итого по четырем колхозам — свыше 1000 человек. В Ейукреплении был ряд случаев трупоедства и людоедства своих близких и родных. Трупы разворовывались с кладбища».
Другой начальник политотдела (Черноерковская МТС Славянского района) так характеризовал обстановку в станицах: «поголовное, полное опухание, ежедневные смерти до 150 человек в одной станице и больше»4.
В зоне деятельности Пластуновской МТС весной 1933 г. умерло от голода 1300 человек; в станице Старо-нижнестеблиевской за три месяца умерло 873 человека; в
1 Цит. по: Осколков Е.Н. Голод 1932-1933 года в Северо-Кавказском крае. Ростов н/Д, 1991. С. 71.
2 Сталин И.В. Соч. Т. 13. С. 243.
211
Н.А.ИВНИЦКИЙ
зоне Должанской МТС в январе-мае 1933 г. — 435 человек; в селении Ново-Золотовское — 140 человек и т. д.1
Интересные данные о смерти населения в Северо-Кавказском крае привел проф. Е.Н.Осколков на международной научной конференции, посвященной 60-летию голода на Украине2.
Месяцы
1932 г.
1933 г.
Январь
8673
17693
Февраль
8140
25049
Март
8520
38766
Апрель
8533
59242
Май
8299
60038
Июнь
7457
56062
Июль
9629
41 350
Август
11675
35784
Сентябрь
15552
31808
Октябрь
11675
24452
Ноябрь
12992
16699
Декабрь
11963
17494
Всего за год
123108
. -.......
424437
Анализ таблицы показывает, что смертность населения Северного Кавказа в первой половине 1933 г. была в пять раз выше, чем в тот же период 1932 г. И даже во второй половине 1933 г., когда голод в крае уже прекратился, а во второй половине 1932 г. голод набирал силу, даже тогда смертность в 1933 г. была в 2,3 раза выше, чем в тот же период 1932 г. Это говорит о том, что последствия голода осени 1932 г. — весны 1933 г. продолжали сказываться и
212
ГОЛОД 1 9 32- 1 933 ГОДОВ
позднее ввиду ослабления организма людей, переживших голод.
Разумеется, эти данные неполные и неточные, что признавал и Е.Н.Осколков. К сожалению, мы не располагаем прямыми сведениями о числе умерших от голода в 1932-1933 гг. на Северном Кавказе. Но и косвенные сведения позволяют сделать вывод о массовой гибели людей. Так, в докладной записке заместителя начальника сектора населения и здравоохранения ЦУНХУ Госплана СССР от 7 июня 1934 г. говорилось, что численность населения на Северном Кавказе по состоянию на 1 января 1933 г. уменьшилась на 1,2 млн человек. Тоже самое (уменьшение на 1,2 млн человек) относилось к Украине. Конечно, нельзя это уменьшение численности населения относить за счет только голода, начавшегося осенью 1932 г., но влияние его несомненно. Также следует учитывать, что пик голода 1932-1933 гг. приходился на зиму-весну 1933 г., когда больше всего и погибло людей.
По информации Секретно-политического отдела ОГПУ от 7 марта 1933 г., «в отдельных населенных пунктах СКК (Северо-Кавказского края. — Авт.) отмечается обострение продзатруднений» — в Курганинском, Армавирском, Ново-Александровском, Лабинском, Невинно-мысском, Моздокском, Ессентукском, Крымском, Анапском, Ейском, Старо-Минском, Кущевском, Каневском, Краснодарском, Павловском, Кореновском, Майкопском, Вешенском, Калмыцком, Константиновском и Тимашевс-ком. По далеко не полным данным, в этих районах было учтено: опухших от голода 1742 человека, заболевших от голода — 898, умерших от голода— 740 человек, случаев людоедства и трупоедства — 10.
В голодавших населенных пунктах люди употребляли в пищу: мясо павших животных (в том числе сапных лошадей), кошек, собак, крыс и т. п.
В этой информсводке, посланной председателям ОГПУ В.Р.Менжинскому и его заместителям Г.Г.Ягоде, Г.Е.Прокофьеву и Я.С.Агранову, начальник СПО ОГПУ ГА.Молчанов приводил ряд фактов голодания крестьян. Так, в Ейском районе (станица Ново-Щербиновская) кол
213
Н.А.ИВНИЦКИЙ
1 ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. On. 11. Д. 42. Л. 62-64.
214
ГОЛОД 1932-1 933 ГОДОВ
личников. Умерло в марте — начале апреля — 162 человека; в Кианкизском сельсовете — 144, в Казинском — 130 человек'.
Весной 1933 г. М.А.Шолохов пишет очередное письмо Сталину о положении в Вешенском районе Северо-Кавказского края. В письме 4 апреля Шолохов сообщает, что не только в Вешенском, но и в других районах края «умирают от голода колхозники и единоличники, взрослые и дети пухнут и питаются всем, чем не положено человеку питаться, начиная с падали и кончая дубовой корой и всяческими болотными кореньями». В таком положении, по словам писателя, находится до 99% «трудящегося населения» района. Произошло это потому, что урожайность в 1932 г. была определена в полтора раза выше фактической и, исходя из этого, установлен план хлебозаготовок в 53 тыс. тонн, при валовом сборе в 56-57 тыс. Уполномоченный крайкома ВКП(б) Г.Ф.Овчинников дал установку: «Хлеб взять любой ценой! Дров наломать, но хлеб взять!»
И «дрова ломали». В Плешаковском колхозе Вешенс-кого района уполномоченные по хлебозаготовкам широко практиковали «допрос с пристрастием»: колхозников ночью допрашивали с применением пыток, затем надевали на шею веревку и вели к проруби в Дону топить. В другом колхозе (Грачевском) подвешивали колхозниц за шею к потолку, допрашивая, потом, полузадушенных, их вели к реке, избивая по дороге ногами. Колхозников раздевали до белья и босого сажали в амбар при 20-градусном морозе; практиковались массовые избиения колхозников и единоличников. В Ващиевском колхозе колхозницам обливали ноги и подолы керосином, зажигали, а потом тушили, спрашивая: «Скажи, где яма? Опять подожгу!» и т. д., и т. д.
В поисках хлеба разваливали печи в домах, раскрывали крыши, выбрасывали семьи колхозников с детьми на улицу. «Я видел такое, чего нельзя забыть до смерти, — писал Шолохов Сталину, — в хуторе Волоховском Лебяженского колхоза, ночью, на лютом ветру, на морозе, когда даже собаки прячутся от холода, семьи выкинутых из домов жгли
Там же. Д. 22. Л. 50-51.
хозница Голояд, имевшая 500 трудодней, питалась древесными опилками, а единоличник Довженко с семьей в б человек питался собачьим мясом и крысами. Все умерли от голода. В станице Колнеболотской (Ново-Покровский район) только за две недели умерло 100 человек. В станице Ново-Щербиновской на кладбище обнаружено 30 трупов, выброшенных ночью и т. д., и т. д.'
В другом спецсообщении СПО ОГПУ по данным на 26 марта 1933 г. отмечались факты массовой гибели людей, употреблявших протравленное посевное зерно, а также другие не пригодные для пищи продукты. Умирали в большинстве своем мужчины и дети. «Вследствие значительной смертности (Кущевский район, станица Шкуринская. — Авт.) трупы населения выбрасываются на кладбище, во двор, сараи и пр., — говорилось в сводке. — На кладбище скопилось до 100 человеческих трупов, лежащих на поверхности земли. Часть трупов зарыта в землю на глубину до 1 аршина. Умирают в большинстве дети и мужчины. Значительно увеличилось количество опухших от голода, особенно в колхозах, среди них — примерные колхозники», бригадиры, активисты2.
В политдонесении начальника политотдела Ново-Дже-релиевской МТС СКК сообщалось (апрель): «Случаи опухания, смерти от голода все увеличиваются. Так, далеко по неполным сведениям, в сельсовете не регистрируют, а прямо возят на кладбище, не закапывая ставят гробы, а то и не вывозят из дома. За январь по ст. Н.-Джерелиевской умерло 18 колхозников, 10 единоличников, февраль — 24 и 10, март — 17 и 50. За один день, 31 марта, вывезено 48 трупов...»3.
Начальник политотдела Водораздельской МТС в апреле 1933 г. докладывал в политсектор крайземуправле-ния о том, что по Султановскому сельсовету в 4-х колхозах («Луч», «Заря», «Гарантия» и «Хлебороб Кавказа») 1337 человек опухших и больных от голода и 279 едино
215
Н.А.ИВНИЦКИЙ
костры и клали на оттаявшую от огня землю. Сплошной детский крик стоял над проулками. Да разве же можно так издеваться над людьми?»
Уполномоченный крайкома по хлебозаготовкам в Вешенском и Верхне-Донском районах директор завода «Красный Аксай» В.И.Шарапов, «распекая» секретаря партячейки Малаховского колхоза, заявил: «Детишек ему жалко стало выкидывать на мороз! Расслюнявился! Кулацкая жалость одолела! Пусть как щенки пищат и дохнут, но саботаж мы сломим!».
«Это не отдельные случаи загиба, — писал Шолохов, — это узаконенный в районном масштабе «метод» проведения хлебозаготовок».
О размахе репрессий в Вешенском районе можно судить по приведенным в письме Шолохова таким данным: из 13813 хозяйств района (52069 человек) во время хлебозаготовок было арестовано 3128 человек, осуждено нарсудами и тройками ОГПУ 2300 человек, из них 52 человека к расстрелу. Исключено из колхоза 1947 хозяйств, оштрафовано (конфисковано продовольствие и скот) 3350 хозяйств, выселено из домов 1090 семей. В результате осуществления репрессий из Вешенского района в 1932-1933 гг. изъято 2 млн 300 тыс. пудов зерна, т. е. практически почти весь валовый сбор 1932 г. Население района было обречено на голодную смерть — из 50 тыс. человек голодало 49 тыс.
«Если все описанное мною заслуживает внимания ЦК, — заканчивал письмо Шолохов, — пошлите в Вешенский район доподлинных коммунистов, у которых хватило бы смелости, не взирая на лица, разоблачить всех, по чьей вине смертельно подорвано колхозное хозяйство района, которые по-настоящему бы расследовали и открыли не только всех тех, кто применял к колхозникам омерзительные «методы» пыток, избиений и надругательств, но и тех, кто вдохновлял на это...
Простите за многословность письма. Решил, что лучше написать Вам, нежели на таком материале создавать последнюю книгу «Поднятой целины». Ст. Вешенская СКК
2l6
ГОЛОД 1932-1933 ГОДОВ
4 апреля 1933 г.
С приветом, М.Шолохов»1.
Получив письмо М.А.Шолохова, 16 апреля 1933 г. И.В.Сталин ответил ему телеграммой: «Ваше письмо получил пятнадцатого. Спасибо за сообщение. Сделаю все, что потребуется. Сообщите о размерах необходимой помощи. Назовите цифру».
В тот же день Шолохов сообщает о размерах необходимой помощи:
«Потребность в продовольственной помощи для двух районов (Вешенского и Верхне-Донского), насчитывающих 92000 населения, исчисляется минимально в 160 000 и для Верхне-Донского — 40 000. Это из расчета, что хлеба хватит до нови, т. е. на три месяца... пухлые и умирающие от голода есть и в Верхне-Донском районе, но все же там несравненно легче»2.
Сталин дает указание Молотову:
«Вячеслав!
Думаю, что надо удовлетворить просьбу Шолохова целиком, т. е. дать дополнительно вешенцам 80 тыс. пудов и верхнедонцам 40 тысяч. Дело это приняло, как видно, «общенародную» огласку, и мы после всех допущенных там безобразий — можем только выиграть политически. Лишних 40-50 тыс. пудов для нас значения не имеют, а для населения этих двух районов — имеют теперь решающее значение.
Итак, давай сейчас же голосовать (скажи Чернову).
Кроме того, нужно послать туда кого-либо (скажем, т. Шкирятова), выяснить дело и привлечь к ответу Овчинникова и всех других, натворивших безобразия. Это можно сделать завтра».
22 апреля Сталин посылает в Вешенскую еще одну телеграмму:
«Ваше второе письмо только что получил.
Кроме отпущенных недавно сорока тысяч пудов ржи (фактически было отпущено 22 тыс. — Авт.) отпускаем дополнительно для вешенцев восемьдесят тысяч пудов,
217
Н.А.ИВНИЦКИЙ
всего сто двадцать тысяч пудов. Верхне-Донскому району отпускаем сорок тысяч пудов.
Надо было прислать не письмом, а телеграммой. Получилась потеря времени».
А еще через две недели, б мая 1933 г., Сталин отвечает Шолохову:
«Дорогой тов. Шолохов!
Оба Ваши письма получены, как Вам известно. Помощь, какую требовали, оказана уже. Для разбора дела прибудет к Вам, в Вешенский район, т. Шкирятов, которому очень прошу Вас оказать помощь.
Это так. Но это не все, тов. Шолохов. Дело в том, что Ваши письма производят несколько однобокое впечатление. Об этом я хочу написать Вам несколько слов. Я поблагодарил Вас за письма, так как они вскрывают болячки нашей партийно-советской работы, вскрывают то, что иногда наши работники, желая обуздать врага, бьют нечаянно по друзьям и докатываются до садизма.
Но это не значит, что я во всем согласен с вами. Вы видите одну сторону, видите неплохо. Чтобы не ошибиться в политике (Ваши письма — не беллетристика, а типичная политика), надо обозреть, надо уметь видеть и другую сторону. А другая сторона состоит в том, что уважаемые хлеборобы Вашего района (и не только Вашего района) проводили «итальянку», саботаж и не прочь были оставить рабочих, Красную Армию без хлеба. Тот факт, что саботаж был тихий и внешне безобидный (без крови), — этот факт не меняет и того, что уважаемые хлеборобы вели «тихую войну» с Советской властью. Войну на измор, дорогой тов. Шолохов.
Конечно, это обстоятельство ни в коей мере не может оправдать тех безобразий, которые были допущены, как уверяете Вы, нашими работниками. И виновные в этих безобразиях должны понести должные наказания. Но все же ясно, как божий день, что уважаемые хлеборобы не такие уж безобидные люди, как это может показаться издали.
Ну, всего хорошего и жму вашу руку.
Ваш Сталин»1.
218

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.